Страница 25 – Страница 25 Решение Математика 3 Класс 2 Часть Моро

Страница 25 – Моро Часть 2 онлайн

Рейтинг:  4 / 5

Пожалуйста, оцените Оценка 1Оценка 2Оценка 3Оценка 4Оценка 5  

ГДЗ Моро 4 класс (четвероклашка) Математика

Математика урок 4 класс

Тип Решебник и ГДЗ

Авторы: Моро М.И., Волкова С.И., Степанова С.В.

Урок ведет Галина Ивановна

Видео уроки домашнего задания и ответы от а до я

Правильное решение! Страница 25 – Решебник: Математика 4 класс (Моро) Часть 2 Видео урок, решение задания номер № 73

Видео урок, решение задания номер № 74

Видео урок, решение задания номер № 75

Видео урок, решение задания номер № 76

Видео урок, решение задания номер № 77

Видео урок, решение задания номер внизу

Видео урок, решение задания номер на полях

Не забудь пройти тест после просмотра урока

Решаем упражнение в письменной форме

№ 73

Решаем упражнение в письменной форме

№ 74

Решаем упражнение в письменной форме

№ 75

Решаем упражнение в письменной форме

№ 76

Решаем упражнение в письменной форме

№ 77

Решаем упражнение в письменной форме

внизу

Решаем упражнение в письменной форме

на полях

Комментарий:

urok.pw

Страница 25. Задание №3 - гдз и решебник по окружающему миру за 4 класс к рабочей тетради Плешакова

Страница 3, Начало истории человечества:

1; 2;

Страница 4:

3; 4;

Страница 5, Мир древности: далекий и близкий:

1; 2;

Страница 8, Средние века: время рыцарей и замков:

3; 4;

Страница 9, Новое время: встреча Европы и Америки:

2;

Страница 11, Новейшее время: история продолжается сегодня:

1; 2;

Страница 14, Жизнь древних славян:

2; 3; 4;

Страница 16, Во время Древней Руси:

2; 3; 4; 5;

Страница 17

, Страна городов:

1; 2; 3; 4;

Страница 19:, Из книжной сокровищницы Древней Руси:

1; 2; 3;

Страница 22, Русь расправляет крылья:

1; 2; 3; 4;

Страница 24, Куликовская битва:

1; 2;

Страница 26, Иван Третий:

2; 3; 4; 4-2; 5;

Страница 28, Мастера печатных дел:

1; 2; 3; 4;

Страница 30, Патриоты России:

1; 2; 3; 4; 5;

Страница 31, Пётр Великий:

1; 2; 3; 4; 5;

Страница 36, Михаил Васильевич Ломоносов:

1; 2;

Страница 37, Екатерина Великая:

1; 2; 3; 4;

Страница 39, Отечественная война 1812 года:

1; 2; 4;

Страница 42, Страницы истории XIX века:

1; 5;

Страница 43:

3; 4;

Страница 46, Россия вступает в XX век:

1; 2; 3; 4; 5;

Страница 48, Страницы истории 1920— 1930-х годов:

1; 2; 3;

Страница 50, Великая Отечественная война и Великая Победа:

1; 2; 3;

Страница 52, Страна, открывшая путь в космос:

1; 2; 3; 4;

Страница 55, Основной закон России и права человека:

2; 3; 5; 6; 7;

Страница 60, Мы — граждане России:

1;

Страница 62, Славные символы России:

2; 3; 4;

Страница 64, Такие разные праздники:

1;

Страница 66, Путешествие по России:

1; 2;

Страница 8, Наблюдения в природе осенью:

1;

Страница 8, Наблюдения в природе зимой:

1-2;

Страница 9, Наблюдения в природе весной:

1;

Страница 9, Наблюдения в природе летом:

1-2;

Страница 10, Экскурсии в природные сообщества родного края:

1;

Страница 12, Страница 12. Наблюдения в природных сообществах по заданиям учебника:

1; 2; 3;

Страница 15, Охрана природы:

1; 2; 3;

gdzplus.me

Чертовка читать онлайн - Бертрис Смолл (Страница 25)

Вивиана действительно была необыкновенно прекрасна. Изабелла заставила себя отвести глаза от господского стола, чтобы хозяева замка не почувствовали ее интереса. Она не должна была привлекать к себе внимание.

— Теперь вы видите? — прошептал ей Алан.

Изабелла кивнула и произнесла в ответ:

— Любовь между мужем и женой, Алан, — это самая сильная на свете магия. Я действительно в это верю. — Впрочем, она почему-то совершенно потеряла аппетит.

К их столу подошел сенешаль, мастер Жан, и сказал:

— Линд и Лэнг, пойдемте со мной. Она хочет взглянуть на вас. Алан, ты тоже пойдешь. Ты замолвишь за них словечко, иначе мне придется тяжело.

Белли отряхнула крошки со своей зеленой куртки и последовала за сенешалем, Линдом и Аланом. Они встали перед высоким столом, ожидая, когда хозяйка Ла-Ситадель обратит на них внимание. Белли чувствовала на себе чей-то взгляд. Она не поднимала глаз. Она боялась увидеть то, что могла бы увидеть. Она изо всех сил старалась смотреть в пол. Они стояли и ждали. Белли слышала приглушенный смех Вивианы Бретонской и гулкие, низкие голоса ее собеседников.

Затем сенешаль неожиданно произнес:

— Я нанял этих двух молодых сокольничих служить вам, высочайшая госпожа. Алан заверил меня, что они достойны этого, не так ли, Алан?

— Хотя они и попали сюда случайно, высочайшая госпожа, — ответил Алан, — именно я обучал в Англии этих двух братьев. Их зовут Линд и Лэнг. Они прекрасно со мной сработаются.

— Линд и Лэнг. — Вивиана медленно повторила эти имена, словно пробуя их на вкус. — Разрешаю вам поднять глаза и взглянуть на меня, мои юные сокольничие. — Она повернулась к своим собеседникам. — Хью, ты опытен по части птиц. Они нам подойдут?

— Если Алан говорит, что подойдут, значит, подойдут.

Он ведь знает, каково наказание за непослушание или ложь, не так ли, Алан? — Голос Хью Фоконье звучал непривычно резко. Он поднялся и, спустившись по ступенькам, подошел к дальней стене зала, туда, где в одной из ниш висел прикованный человек. Взяв лежащий рядом на камне кнут, Хью стремительно нанес по телу несчастного несколько мощных, жестоких ударов, не обращая никакого внимания на жалобные крики жертвы. Потом он рассмеялся и, отбросив кнут, подошел к сокольничим. — Вас будут хорошо кормить в Ла-Ситадель и предоставят вам кров, — сказал он им. — Однако за это вы должны беспрекословно повиноваться любым приказам. Если же вы ослушаетесь, то вас постигнет судьба этих двух дураков. — Хью окинул сокольничих тяжелым взглядом. — Вы меня поняли? Вы согласны?

— Да, милорд, — ответили они, и Хью отвернулся, поднялся по ступеням и снова сел за стол рядом с хозяйкой замка.

— С виду они неплохие парни, — пробормотала Вивиана Бретонская и сказала сокольничим:

— Вы свободны.

Затем она снова повернулась к Хью. Сокольничие, пятясь, отошли от господского стола. Изабелла была потрясена. Хью стоял прямо перед ней и не выказал ни единого признака узнавания. Конечно, она была в мужской одежде, с короткими темными волосами, но неужели же он не смог проникнуть под этот маскарад? Белли пришла в отчаяние.

Внезапно на нее навалилась страшная слабость. Неужели она оказалась слишком наивной? Неужели эта прекрасная чародейка действительно украла ее мужа навсегда?

— Пойдем, — сказал Линд, почувствовав ее состояние. — Нам надо отдохнуть, братец. У нас был слишком тяжелый день.

Белли пошла вслед за ним, но, выходя из зала, снова почувствовала на себе чей-то взгляд. На сей раз не в силах сдержать любопытство, она повернула голову и увидела, что на нее смотрит второй спутник Вивианы Бретонской.

— Кто это нас разглядывает? — спросила она Алана.

Алан обернулся и глянул через плечо.

— Это ее брат, Гай Бретонский. А что?

— Я почувствовала, что он на нас смотрит, — объяснила Белли. — А почему Ла-Ситадель принадлежит не ему?

Похоже, он старше своей сестры.

Алан покачал головой:

— Я не знаю. Прежде этот замок принадлежал ее матери. Он всегда принадлежал женщинам. Это род колдуний и колдунов. Пойдем, не оглядывайся на него. Он страшный нечестивец. Говорят, он берет себе в постель не только девушек, но и мальчиков. Вы ведь не хотите, чтобы он заинтересовался вами, госпожа!

— Да, — согласилась Изабелла, — не хочу.

И они вышли из зала.

Глава 13

Алан сначала удивился, а затем обрадовался, увидев, какого мастерства достигла Изабелла в работе с соколами.

— Ты прекрасно обучил ее, Линд, — похвалил он своего старого друга. — Я поручу ей кречетов и ястребов-перепелятников. Она не хуже любого мастера-сокольничего.

Алан смотрел, как Изабелла выносит своих подопечных на каменные тумбы. Все здешние птицы были взяты дикими из гнезд, и с ними было не так легко справиться, как с Купе, но Изабелла отлично справлялась.

— У нее такой же подход к птицам, как у него, — сказал Линд. — Это не я научил ее, а лорд Хью. Что с ним случилось, Алан? Он стал совсем другим человеком.

— Мы приехали в Манвиль от двора герцога Роберта, — начал Алан. — Вначале все было хорошо. Лорд Хью изо всех сил старался смягчить дурной нрав сэра Ричарда, а хозяйка Манвиля, его супруга, была к нам очень добра. Однако сэр Ричард не мог забыть, что лорд Хью увел Лэнгстон у него из-под носа. Однажды ночью он опоил лорда Хью вином и бросил нас всех в темницу. Лорд Хью боролся, и этот мерзавец Люк де Сай ударил его по голове. Я боялся, что он убил его. За винными бочками у них в погребе стоит клетка. Там мы несколько дней промучились без еды и почти без воды. Когда лорд Хью наконец пришел в себя, он принялся бушевать и проклинать себя на чем свет стоит за то, что поверил Ричарду де Манвилю. Он кричал, бранил нашего охранника и в конце концов сорвал голос. Потом Люк де Сай пришел и снова ударил его, чтобы он утихомирился. После этого он изменился и перестал узнавать нас.

Потом появилась она. Мы уставились на нее, как деревенские болваны, Линд! Мы в жизни не видали такой красавицы! Сэр Ричард сказал, что, если она хочет, может забирать его, но пусть возьмет и всех нас. Она засмеялась и согласилась. Она подошла к нашей клетке и улыбнулась лорду Хью.

Глаза их встретились, и он не мог оторвать взгляда от нее.

Он пошел за ней, как овечка за мясником, и мы последовали за ними, радуясь, что избавились от Манвиля. Потом, когда мы приехали сюда, нам предложили выбирать: или принести ей присягу на верность, или умереть. Она держала меня при себе, пока выхаживала лорда Хью и пока он не выздоровел. Я видел, как она готовит свои зелья и поит его ими. В конце концов к нему вернулся голос, но он стал совсем другим — жестким и резким. Похоже, он забыл абсолютно все о своей прежней жизни. Помнит только о том, что разводил птиц. Потому-то меня и послали весной отловить птенцов. Она хочет, чтобы он был счастлив, Линд, потому что влюбилась в него.

— Она продолжает поить его зельями? — спросила Белли, и друзья только теперь сообразили, что она все это время слушала их беседу.

— Не знаю, миледи, — ответил Алан. — Как только я начал работать с птицами, лорду Хью стал прислуживать другой человек.

— Мы должны узнать это! — воскликнула Белли. — Если для того, чтобы удержать его, она все время пользуется магией, то мы сможем вернуть ему память и освободить его, если помешаем ей поить его зельями.

— Но как? — в один голос спросили сокольничие.

Изабелла покачала головой.

— Пока не знаю, — сказала она.

— Возможно, нам стоит уйти из Ла-Ситадель и обратиться за помощью к герцогу Роберту, — рассудительно предложил Линд.

— Слишком поздно! Вы уже согласились поступить к ней на службу, — сказал Алан. — Теперь вам не удастся уйти. Я советовал вам бежать в первый день, когда вы пришли, но вы меня не послушались. Вы ведь не просто прислуга. Простых слуг легко заменить, и она бы не обратила на это внимания. Но вы — сокольничие. Вы ей нужны.

Теперь вы в ловушке, так же как и все мы. Да смилостивится над нами Господь!

— Нет, я это так просто не оставлю, — решительно произнесла Изабелла. — Должен быть какой-то способ помочь Хью, и я найду его, обещаю вам. А потом мы все вместе вернемся домой, в Лэнгстон!

Жизнь их оказалась до странности однообразной. Каждое утро они поднимались с рассветом, завтракали и целый день проводили в заботах о птицах. Обед подавали в четыре часа пополудни, а после обеда Изабелла уходила из зала, где развлечения были чересчур грубыми на ее вкус, и отправлялась на сеновал. Она истосковалась по горячей ванне. Умываться ей приходилось холодной водой.

Ножницами, которые она предусмотрительно захватила с собой, она время от времени подстригала волосы. Запасов ореховой краски ей должно было хватить еще на несколько месяцев, если бы им пришлось пробыть здесь так долго.

Она думала о своем сыне. Здоров ли он? Он, должно быть, уже вырос. Всего через несколько месяцев ему исполнится два года. Он, конечно, не помнит ни отца, ни мать, но Изабелла утешалась мыслью, что Алетта и Рольф хорошо заботятся о Хью Младшем.

Она вздохнула. Что, если она больше никогда не увидит своего ребенка? Эта мысль заставила ее расплакаться.

Надо найти какое-то решение! Нельзя же провести остаток дней, притворяясь мальчиком! Изабелла ненавидела этот неестественный образ жизни, который ей приходилось вести, но она была обречена на это до тех пор, пока не найдет способ освободить своего мужа от чар Вивианы Бретонской.

Через несколько дней они отправились вместе с хозяйкой Ла-Ситадель, ее любовником и ее братом на охоту. Им было ведено взять с собой несколько птиц, хотя охотиться собирались на оленя. Белли взяла Купе и самого сообразительного из ястребов-перепелятников. Алан и Линд выбрали белого сокола и сапсана. Охотник со своим помощником еще с раннего утра выследили добычу — прекрасного оленя-самца.

— Это — великолепное животное, — сказал Симон своей хозяйке. Он растопырил большой и указательный пальцы. — Следы — вот такой величины. А там, где он потерся рогами о дерево, зарубки остались вот на такой высоте! — Он показал рукой высоту зарубок.

— Да, Симон. Это крупная добыча, — сказала Вивиана Бретонская. — Я хочу затравить его до исхода дня. Спускай собак.

Охотник поклонился, а его госпожа поднесла к губам охотничий рожок из слоновой кости и несколько раз коротко протрубила. Это был сигнал к тому, чтобы спустить борзых. Быстро взяв след, собаки рванулись в чащу, заливаясь бешеным лаем. Охотники помчались следом.

Сокольничие не старались угнаться за охотниками: аллюр был слишком быстр для соколов. Они двигались в собственном темпе, то и дело прислушиваясь к звукам охотничьих рогов и лаю собак. Охота будет продолжаться до тех пор, пока оленя не убьют или пока ему не удастся скрыться от погони.

Сокольничие нагнали охотников в тот момент, когда собаки загнали оленя к заливу. Это было величественное животное с роскошными рогами. Симон, старший из охотников, предложил своей госпоже копье. Фиолетовые глаза Вивианы Бретонской заблестели от предвкушения. Она соскользнула наземь со своей вороной кобылы и взяла копье. Она приблизилась к оленю, бесстрашно пройдя через свору собак. Одного стремительного движения руки хватило, чтобы животное упало мертвым. Белли поспешно отвернулась, не желая видеть смерть такого отважного и прекрасного существа.

— Я смертельно проголодалась, дорогой, — услышала она веселый голос Вивианы Бретонской. — Давай перекусим на свежем воздухе, прямо здесь, на поляне, пока освежуют оленя. Пускай собаки поделят его шкуру, Симон. Они сегодня хорошо потрудились. — Вивиана повернулась к своим спутникам:

— Ну что, вы достаточно поохотились, мои милые, или хотите поймать еще уток с нашими соколами? Поблизости на болотах их предостаточно.

— Как тебе больше захочется, милая сестрица, — сказал Гай Бретонский. Впервые Белли оказалась достаточно близко к нему, чтобы услышать его голос. Голос оказался низким, густым и почти мелодичным.

— Сегодня неплохой день, чтобы испытать птиц, — хриплым, странным голосом согласился Хью. — Давай поглядим, дорогая, отрабатывают ли новые сокольничие свое содержание, или их давно пора подвесить в зале и выпороть!

Изабелла вздрогнула. Хью говорил так, будто бы ему пришлось по душе пороть их. «О Господи, — беззвучно молилась она, — помоги спасти моего мужа!» Линд и Алан принесли ей хлеба и сыра, но Белли не могла есть. Что, если птицы не покажут себя с лучшей стороны? Не дай Бог!

После еды охотники и псы двинулись к близлежащим болотам, где в изобилии водились дикие птицы. Несколько слуг отправились обратно в Ла-Ситадель с тушей оленя. Охотники спустили собак, чтобы те спугнули уток, скрывающихся среди тростников. Линд выпустил сапсана, и тот стал кружить у него над головой. Когда собаки подняли нескольких уток, сапсан стремительно ринулся на добычу, без промедления убил утку и стал терпеливо ждать, стоя рядом со своей жертвой. Тогда Белли выпустила Купе, который тоже прекрасно справился с задачей.

— Ну, дорогой мой, — обратилась Вивиана Бретонская к Хью, — эти сокольничие достойны служить мне?

— Да, — ответил Хью, — достойны.

Вивиана рассмеялась.

— Как прекрасна наша жизнь! — воскликнула она. — Поехали, пора возвращаться в замок. Солнце уже садится, а нас ждут на ужин оленина и утки!

— Оленину надо еще прокоптить, — сказал Хью.

— Ну нет, — возразила Вивиана. — Ты же знаешь, я люблю свежую дичь.

Пока они беседовали. Изабелла спешилась и подобрала убитых птиц. Связав их друг с другом за лапы, она перебросила уток через переднюю луку седла. Сев в седло, она подозвала Купе. Кречет опустился на ее перчатку. Белли быстро надела на него колпак и крепко натянула путы. Линд надел колпак на сапсана, и вместе с Аланом они вернулись в Ла-Ситадель. Белли отнесла уток на кухню и предложила ощипать их в обмен т ведро горячей воды.

Главный повар согласился. Цена за услугу была невелика, тем более что ему предстояло успеть пожарить обеих уток до ужина. Ему и в голову не пришло поинтересоваться, зачем молодому сокольничему понадобилась горячая вода. У него были другие, более важные заботы. Он не хотел доставить развлечение хозяевам замка, вися в зале на цепях из-за того, что не вовремя приготовит ужин.

Изабелла понесла драгоценное ведро горячей воды из кухни, через двор и к сараю. Она шла медленно, стараясь не расплескать ни капли.

— Найдите мне какую-нибудь лохань, — сказала она Линду и Алану, войдя в сарай. — И наберите в колодце еще два ведра воды. Я собираюсь принять ванну, ребята!

— Но, госпожа, разумно ли так рисковать? — испуганно спросил осторожный Алан.

— Кто может зайти сюда, кроме нас? — возразила Белли. — Впрочем, если вы волнуетесь, то можете вместе с Линдом отправиться на сеновал и караулить, не появится ли кто-нибудь во дворе. Если вы увидите, что кто-то приближается сюда, я успею спрятаться. Знаете, сколько времени прошло с тех пор, как я в последний раз мылась? Я не могу терпеть ни минуты! Чем грязнее я становлюсь, тем больше нравлюсь блохам.

— В прачечной есть деревянная лохань, — сказал Линд. — Я подружился с одной молоденькой прачкой. Если я попрошу, она одолжит мне лохань за пару поцелуев.

— Я принесу вам еще ведро воды, — сказал Алан.

Двое сокольничих вышли из сарая. Белли едва могла держать себя в руках. Наконец-то она искупается! Она нерешительно обмакнула палец в горячую воду и тут же отдернула его: вода еще не остыла. О, как будет приятно! Как же ухитряются все эти крестьяне жить без горячих ванн?

Белли забралась на сеновал и, порывшись в своих вещах, достала маленький брусок мыла. Услышав, как открывается дверь сарая, она стала поспешно спускаться вниз. Но повернувшись, она застыла от испуга: перед ней стоял Гай Бретонский.

— Милорд! — Голос Лэнга оказался на удивление писклявым.

Глубокие фиолетовые глаза Гая Бретонского надолго задержались на ней. Гай был очень высок — выше Хью по меньшей мере на три дюйма.

— Кто ты? — наконец спросил он.

— Милорд?! — Что, черт побери, он имел в виду? Неужели он догадался, что перед ним — женщина?

— Я наблюдал за тобой с первого же дня, — низким голосом проговорил Гай. — Ты прекрасно играла свою роль, моя милая. По временам мне даже казалось, что я все выдумал; но сегодня, когда ты отвернулась на охоте, я понял, что не ошибся. Ты — женщина. А теперь расскажи мне, кто ты такая и зачем тебе понадобился этот маскарад. Твой пол не защитит тебя от гнева моей сестры.

Изабелла застыла, словно пораженная молнией. От страха она потеряла дар речи. Что сказать ему? Во всяком случае, не правду!

— Она — моя сводная сестра, милорд, — сказал Линд, входя в сарай с лоханью в руках. Опустив лохань на землю, он отважно продолжал:

— Видите ли, у нас с ней одна и та же мать, но ее отцом был хозяин нашего поместья. Когда он умер, его законные сын и дочь выгнали ее из дома, хотя она получила благородное воспитание вместе с ними. Наша мать тоже умерла. Я был единственным родственником, который мог бы помочь ей. И я постарался. Я научил ее моему ремеслу, и мы пустились в путешествия. Что еще мне оставалось делать, милорд? Без меня она совершенно беспомощна.

— Если ты лжешь, — медленно проговорил Гай Бретонский, — то это на удивление мудрая ложь; впрочем, мне кажется, что ты говоришь правду.

— Он не лжет, милорд. — Алан, вернувшийся с ведром воды и услышавший слова Линда, встал на его защиту. Им нужно было любой ценой спасти свою госпожу.

— Значит, ты тоже знал эту тайну?

— Да, милорд. Как я мог их прогнать? Эта девушка беззащитна без своего брата, а в нашем ремесле она столь же искусна, как любой мужчина. Вы сами могли это сегодня наблюдать. Она обучила этого кречета самостоятельно.

— Неужели? — Гай Бретонский был заинтригован. — Для чего вам понадобилась эта лохань?

— Для ванны, милорд, — тихо проговорила Белли, опустив глаза. — Я хотела принять теплую ванну. С тех пор как мне удалось это в последний раз, прошло много месяцев.

Протянув руку, он приподнял ее подбородок двумя пальцами.

— Как тебя зовут, детка? — спросил он. Глаза их встретились, и Белли побледнела, ибо взгляд его обладал некой таинственной властью. Казалось, что он проникает в самую ее душу. Белли почувствовала, что силы изменяют ей.

Она сразу же поняла, что Гай Бретонский околдовывает ее и она не в силах противостоять его чарам. Она чувствовала себя, как мошка, попавшая в паутину. Она попыталась освободиться из-под власти его невероятного взгляда, но Гай не отпускал ее.

— Меня зовут Белли, — прошептала она, удивившись, что оказалась в состоянии хоть что-то выговорить.

— Это имя подходит тебе, — ответил Гай. — Итак, ты хотела принять горячую ванну, Белли? — Он засмеялся:

— Подумать только: сокольничий, который хочет быть чистым! Как забавно! Ванна! Ну что ж, ты получишь свою ванну, милая Белли, но не в этой тесной лоханке с ведром горячей и ведром холодной воды! Кстати, как тебе удалось раздобыть горячую воду?

— Я ощипала убитых уток для повара, — объяснила Белли. — И он отблагодарил меня за помощь.

Гай Бретонский снова рассмеялся:

— Как ты изобретательна, моя милая! — Он цепко схватил ее за руку. — Пойдем! Ты получишь свою ванну!

— Милорд! Куда вы меня ведете?

— Милорд, умоляю вас, не причиняйте вреда моей сестре! У нас не было никакого злого умысла! — воскликнул Линд. — Мы уйдем из замка, если вы этого хотите!

— Я не хочу этого, сокольничий. Успокойся и не кричи. Твоя сестра хочет принять ванну. Я собираюсь устроить это для нее. Итак, оставайтесь здесь оба, иначе будете наказаны. Я позволяю вам выйти отсюда и явиться в зал только к ужину. Вы меня поняли? Оба?

knizhnik.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *